Если бы не свекровь...



Если бы не свекровь...Я выросла в хорошей семье, правда, без отца. В школе училась хорошо, закончила с одной четверкой — по физкультуре. Поступила в педагогический институт. Сейчас учусь на третьем курсе. Это одна сторона моей жизни. Но был у меня и темный период, за который мне очень стыдно.

Еще в восьмом классе я дружила с мальчиком. Мы вместе проводили время: танцевали, читали, спорили, он учил меня водить мотоцикл. Нам было интересно вместе. Отношения у нас были товарищескими.

Когда я училась в десятом, его забрали в армию. Я была на проводах. Целую ночь мы. провели вместе. Он уже не скрывал своих чувств. Сказал, что влюблен в меня целую вечность, что не может без меня жить... Были поцелуи, красивые слова, и... я родила двойняшек. А на носу были вступительные экзамены в институт.

 Тут мне протянула руку помощи мать Леонида. Она пришла в роддом в первый день, когда я стала матерью, сказала, что не может быть безучастной к судьбе своих внуков (хотя наши отношения с Леонидом не были оформлены). Больше того, Надежда Анатольевна обменяла свою квартиру в Бузулуке на город, где я поступила в институт (экзамены я все же сдала). Представляете, дети-крошки, я — студентка, а Надежда Анатольевна взяла нас к себе и настояла, чтобы я училась. Сама же пошла работать в ночную смену, чтобы днем, пока меня нет, быть с детьми.

 Все бы хорошо, но мне-то было всего восемнадцать! Я хотела наслаждаться своей молодостью, красиво жить. И я загуляла: бары, вино, случайные связи. Частенько не ночевала дома, стала появляться раз в неделю, а то и раз в месяц. Мне требовалось лечение алкоголизма, но я это отвергала. Но Надежда Анатольевна по-прежнему заботилась о ребятишках (она ни разу не усомнилась, что Леонид и Ирина — дети ее сына, хотя вела я себя более чем легкомысленно). О моих похождениях свекровь моей маме ничего не рассказывала. Со слов Надежды Анатольевны мама считала, что у меня все хорошо.

Бедные мои дети! Они не знали материнской ласки и преданности. Им шел второй год, видели они меня не чаще двух раз в месяц, но Надежда Анатольевна внушала им любовь ко мне — негодной матери.

Закончился срок службы Леонида. Когда он вернулся домой, то первое, что он сделал,— отправился искать меня. Нашел в подвале на другом конце города... мертвецки пьяную. И привел домой (к тому времени я переехала к подруге). Когда я пришла в себя и посмотрела в зеркало, то увидела лицо с совершенно пустыми глазами. И вообще — почему я тут?

Какое-то неведомое чувство толкнуло меня в спальню. Я увидела Леонида. Он рассматривал с детьми книжки. Ноги у меня подкосились, я опустилась на пол. Мне стало страшно от того, что я натворила. Заплакала, стала просить прощения... Ребятишки в недоумении спрашивали: «Папа, почему плачет мама?» Надежда Анатольевна увела детей. Я спросила Леонида, будем ли мы делить детей или оба останутся у меня,— не рассчитывала, что после моих «подвигов» Леонид будет ко мне иначе относиться. Но он поднял меня, обнял и сказал: «Детей у нас всего двое, зачем же разделять брата и сестру? Все, что было, надо забыть. Теперь мы будем всегда вместе. На следующий день он принес в коробочке два золотых колечка...

Теперь мы живем в однокомнатной квартире (Надежда Анатольевна разменяла свою жилплощадь). Я учусь. Леонид работает. Наши детишки ходят в садик. В воскресенье мы навещаем бабушек — моя мама живет сейчас вместе с Надеждой Анатольевной.

Что тут сказать? Могу только поклониться Надежде Анатольевне, которую считаю своей второй матерью, за то, что своей мудростью и верой помогла создать семью, сохранила родителей детям.

 Ирина Н.
Из писем в журнал «Семья и школа»


Другие новости по теме:

Последние новости рунета:
загрузка...

Поиск по Инету

Женские новости

загрузка...

Вход в систему

Рукоделие

Подписка

RSS-материал

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 user и 2 guests.

Пользователи на сайте

  • cobbledanimals